Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

SF

Сан Антонио де Ареко / Она ему -- "гаучо!"

Здравствуй гаучо! -- Здравствуй гаучо! -- Сколько с тобой лошадей? -- Двенадцать! -- Веди туда!
И организатор, уже при параде, с серебром на ножах и пряжках, с вышитым поясом, в общем, при всех красах, показывает гостю, еще затрапезному, но все равно с ножом и поясом, куда тому с лошадками встать.
Это какое-то такое слово, "гаучо", которое у них используется не как определение рода занятий, потому что с занятиями и так все понятно, а как обращение, и дружественное, и уважительное, и к родственнику, и старшему, и к младшему.
Она ему -- "гаучо!" Он ей -- "женщина?"
несколько раз слышала, как она окликает своего мужчину не по имени, а просто "гаучо", не Педро там, не Пабло, не Хосе, и так же отвечает он, без имен.

Мальчики-гаучо и одеты, и обуты, как взрослые мужчины, и под ними настоящие лошади, и настоящие седла, и те же манеры у них, они так же здороваются, крепко пожимая руку, так же с отцами заходят и в кабак, прислоняются к дверному косяку с тем же, черт возьми, изяществом попивают из больших стаканов шипучку, пока без фернета. не знаю, потому что не слышала, как они разговаривают с девчонками, но, наверное, тоже -- она ему: "гаучо!", он ей -- "…?" А он ей что? Жаль, что не слышала.

после парада у бара пьют, многие не слезая с лошадей. Прогоняющим мимо табуны кричат: "крути! крути!"
Не все, но некоторые резко проворачивают по кругу своих лошадей, по штук двенадцать-пятнадцать молодых и жарких. На углу старинной узкой улицы, прямо в коридоре зрителей на тротуаре и дружков-гаучо, толпящихся у бара. Страшновато, но, черт возьми, сдуреть же, как красиво, когда эти животные плотно сбитые в круг, всем этим кругом проворачиваются! На скорости.
Тогда понятно, кстати, почему не каждому разрешено участвовать в параде. На участие нужно получать разрешение, и вообще это почет -- проскакать со своей семьей по городу, прогнать по нему своих лошадей.
В начале парада называли по именам всех крутых гаучо, которым предстояло показаться публике, а потом их представляли еще раз, когда те гарцевали перед трибуной, хотя, мне показалось, все, буквально все в городе и без того знали их по именам. Как все тут знают своего "исторического гаучо" Сегунда Сомбра, например.
То и дело из толпы выкрикивали имена, вопросы про детей, а крутые эти гаучо снимали шляпы, махали знакомым, расплывались в улыбках, сияющих на всю, наверное, пампу.
Отцы семейств со всем семейством на конях меня задевали сильнее всего. Особенно, когда за отцом на коне сидела дочь, нарядная, в белом платье, в лентах, и он придерживал ее руку своей лапищей, и я видела, как напряжены тогда пальцы, держа. И жены амазонками, с такой гордой и такой объяснимой осанкой. Про мальчиков говорила уже.

Устал? -- спрашиваю еще одного нашего "опекуна".
Есть немного, -- улыбается.
Но скоро отдохнешь, -- говорю.
А потом думаю, вот же им после всего-всего город вычищать…
Промеж булыжников мостовой резво лезет трава. Семьдесят три года щели между булыжниками ежегодно мощно удобряют.
SF

Сан Антонио де Ареко / Началось

Гаучо оказались настоящими. со всеми поясами, беретами, сапогами-чулками, бухлом и мясом с углей. За день перезнакомилась с какой-то просто такой прорвой людей, что теперь кажется: знаю всю пампу.
Но девочка Камилла, десяти примерно лет, -- при этом мой герой. И ее собака Лала. И ее семья, которая нас слегка опекала на празднике: сначала кормила внезапно пирожками, потом дала отменные места позырить, как крутые чуваки управляют табунами. Камилла и ее семья приехали на праздник из Лухана.
с местными, арекскими, я тоже познакомилась. И они накачали меня фернетом, потому что на нас чуть не налетела необъезженная лощадь. Я смело и сдуру пристроилась посмотреть родео на, как оказалось, довольно опасном месте. И одну лошадь чуть не вынесло прямо на нас за очень условную защитную ограду.
Но потом, после этого, "мои" гаучо, которые как раз на этом месте сидели специально, с каким-то непонятным мне хвастовством, перезнакомили меня с организаторами, распорядителями, вот с этими крутыми чуваками, которые так филигранно управляют огромными своими лошадьми и целыми табунами, говоря при том, что это "наша уругвайка, она сняла эту бешеную лошадь!". Ну, да, я ее сняла, в лоб. Сдуреть.
Ребзя! Я видела, как несутся на дикой скорости 1000 лошадей. И теперь я знаю, как это, когда у тебя внутри вырубают звук, оставляя как бы белый шум, и только картинка фигачит по нервам.
SF

ответики на вопросики / фриланс для фотографа в Эквадоре

если есть возможность этого не делать, лучше не делать. лучше приезжать в отпуск, короткий, длинный, очень длинный, снимать нарядных индейцев, рыбаков и пейзажи-распейзажи, а потом возвращаться к нормальной работе в приспособленной для этого стране. Эквадор в число таких стран не входит.

во-первых, потому, что техника в Эквадоре, если ею пахать, становится расходным материалом. не инструментом. а именно расходником.
жить среди индейцев нельзя, если у тебя есть хоть что-то ценное. лаптоп или фотокамера — как инструмент для заработка — понятны только тебе, для индейца — это такие вещи, которые есть у всех гринго, есть всегда, и гринги всегда эти штуки будут иметь. их незазорно взять и продать, потому что от гринго не убудет (индейцы — не идиоты, и видят, что сколько ни бери, гринго снова и снова приезжают с лаптопами и камерами), никто из индейских знакомых и роственников за такой отъём не осудит, а семье от этого только лучше. вы — не семья, вообще не люди, а природа. у природы можно и нужно брать. воруют не только профессионалы без стыда и совести, которые есть во всех странах. вас обворует простой и честный человек. любой.
грабить больно при том именно индейцы, скорее всего, не будут. потому что вредить телу и, не дай боги, убить не для еды — это уже нарушает индейскую картину мира. обычно для андских индейцев такое невозможно на уровне позвоночника даже, а не мозга. просто умыкнут сразу, если будет возможность.

во-вторых, потому что в Эквадоре нет привычных пастбищ:

не получится подхалтурить на свадьбах.
в андских городах очень сильна семейственность и клановость. в свадебный бизнес можно пробиться только через родственные связи через много лет. индейцы никогда никуда не торопятся. и очень не торопятся начинать доверять чужому человеку, каковым вы будете являться всегда. к тому же, они очень артистичны, очень хорошо умеют рисовать и снимать на мыльницу. если уж они нанимают профессионала, то возьмут того, кто знает местные обряды, обычаи, степень родства приглашённых, и вообще — свой родной человек.
специально справлять свадьбу, как на Доминикане или, к примеру, на Кипре, сюда не летают. возможно, из-за отсутствия баунтиподобного берега океана. береговая линия Эквадора либо сурова, либо скучна за крайне небольшим исключением, но там, где исключения, уже не очень безопасно и нет отелей даже на три звезды. говорю это со всей любовью к Эквадорской Косте.

не получится снимать моделей.
ни модельные портфолио, ни моделей для стоков. уже хотя бы потому, что индейцы некрасивы, да и модельного бизнеса нет.
приятель, которому удавалось делать портфолио моделям даже на Кубе, просто растерялся в Эквадоре, пофотал немного пейзажей, заскучал без красивых женщин, да и свалил в Аргентину.
подруга, искренне влюблённая в страну, но в Москве зарабатывающая так же на портфолио моделей и моделях же для стоков, потратила несколько дней на китовские торговые центры, изучая местных барышень: какие у небедных тёток фигуры, как держит косметику лицо, какие вещи и что для визажа. подруга отказалась от мысли жить в Эквадоре.

казалось бы, можно работать удалённо для российских изданий.
но даже при условии, что вы живёте скромно, то есть, делая по статье с фотографиями в месяц, вам нужно иметь знакомства в двадцати российских изданиях с хорошей оплатой труда.
потому что один журнал не может писать про Эквадор больше, чем раз в два года.
а теперь посчитайте, пожалуйста, с каким количеством журналов вы сотрудничаете настолько плотно, чтоб там не забыли о вашем существовании через полгода после отъезда в рай.
и лучше бы вам при этом уметь самому писать тексты. иначе фотографии вообще не пригодятся никому серьёзному. а дешёвые копипастеры фото не покупают, они их прут.

работать в местных газетах-журналах и жить с привычным уровнем комфорта не получится. к тому же, чтобы работать здесь, кроме языка необходимо хорошее знание страны и традиций. считалочек, мультиков, любимого зверья. и всё же, лучше быть эквадорцем из хорошего, известного в стране клана.

рекламу снимают только свои и плохо, студий в стране нет. свой свет покупать придётся в Майями, самое ближнее. но вопрос: зачем?

ресторанные меню снимают со встроенными вспышками на камеры невысокого класса.

своих глянцевых журналов нет (есть пара-тройка делающихся в стране целиком, они чудовищны), в основном тут всё переводное, лицензионное, сделанное в Мексике. я не о тревелерах, они, слава богу, есть, я о барышневом глянце.

тряпки не снимают, фуфырики не снимают.

галерейного бизнеса нет. так что, арт-фото только для себя.
есть жалкий фотоклуб в Гуаякиле, ещё более жалкий в Куэнке. в Гуаяке есть ещё два фотообъединения, но они скорее мёртвые, чем живые. продать картинки они вам не помогут.
всех интересных фотографов Кито я представляла у себя в жеже. все они работают ещё кем-то.

так что, если вы фотограф и хотите жить фрилансером в Эквадоре, у вас есть только один путь: стоковой фотографии. начинайте присматриваться к герберам и малине. выбирайте себе компаньона посимпатичнее. заводите трогательное домашнее животное, лучше кролика. и попрощайтесь с профессиональными амбициями.
снимайте внутри дома, хорошо защищённого от воровства, а за пределами его — только в светлое время суток, под присмотром друзей или сожителей. потому что никто не гарантирует, что вас не ограбят метисы, мулаты или негры на заработках. а ласковые индейцы не помогут, хоть оборись.

или учитесь рисовать в адоб-иллюстраторе. писать программы, делать веб-дизайн или фантики для айфонов. в Эквадоре вообще хороши интернет-производные любой профессии: когда зарабатываешь "там", а тратишь "здесь". но мы, кажется, говорили о живой фотографии.