Category: природа

curent

ветер карент муд

сегодня ветер (впрочем, я могу начинать так половину дневных отчётов с нашего _острова_), Ларин уехал в город, собаки увлечены охраной владений – и где-то на границе, и холод с обессобаченностью, и одиночество плюс свобода, и, поскольку уже который день нет нужды о ком-нибудь заботиться или даже принимать в расчёт – у постоялого нашего двора двухнедельная пауза, – я брожу по дому, вытаптывая текст, но с отвычки больше листаю записные книжки, что, конечно, не так и плохо, и всё вместе ставит жизнь на паузу, а это я люблю.
альбионные погоды, бристольский звук
что ты не сделал для трип-хопа

+++

я зависла между столом и книжной полкой. но, видимо, примерно так: самое красивое, что бывает в фотографиях – это то, что человек вырезает на поверхности земли, и над. мне не так нравится смотреть на девственные джунгли, как видеть идущую через них дорогу. океанский берег мне дико скушен без платформы на горизонте. инверсионный след самолёта как часть пейзажа. самое красивое, что я видела в своей жизни – это свет пробивающий пыль на открытых разработках в перуанской пустыне. впрочем, виноградник в Атакаме и клинья полей в Андах так же восхитительны.
– настроение, наверное, довольно близкое страстному Марио Джиакомелли, когда тот писал, что сами фотографии – это шрамы.
SF

там же, дальше / вода и земля



около пяти вечера, Пуэрто Вильямиль, Изабелла, Галапагосы

+ по Тинторерас, это островки, закрывающие марину Пуэрто Вильямиля, проложены очень узенькие тропки, расчищенные от вулканической вздыбленной пемзы.

SF

было / Изабелла / Галапагосы

надо же с чего-то начать, не по прядку же.
но если выкладывать каждый (почти) день хотя бы по одному окну в Галапагосы, за неделю, с учётом количества пятниц, их наберётся больше десятка.



в этом окне я иду с утра в Черепаший центр, по дороге сначала болото, а потом озеро, и там я насчитала тридцать где-то вот этих штук.
днём штуки уже противно орали и дрались, стуча клювами, ходили вверх задними перьями, пылесося дно. но утром -- какими они были хорошими.
SF

(no subject)

+ потому что через неделю летим на Галапагосы, закопалась в картинки оттуда из прошлых полётов.
+ приятель рассказал про чувака, который 40 лет приносил завтраки Одинокому Джорджу. я теперь хочу увидеть этого человека. мне всегда интересно, чем люди затыкают пробоины, вроде этой.
+ параллельно с разглядыванием картинок, разглядываю истории, что у меня скопились про Острова. и там уже такая свалка живых и мёртвых персонажей. вот, например, там была группа "Игуана", а у неё фронтмен, и он умер, завещав свой пепел вмуровать в стену самого тусовочного места Галапагосов. слушает музыку из раковин, в которые его насыпали.
- я потом ещё расскажу.


у этой камеры, у Мамии, есть такая волшебная шахта, заглядывая в которую сразу видишь, какая красивая картинка. и самое трудное -- это всё же нажать кнопку. потому что сам процесс рассматривания графики, которую Камера рисует, он самодостаточен.
у меня её спёрли в Чили. и я год не решалась купить новую.
SF

доброе утро

Мисауаи в шесть-сорок утра:

228.03 КБ

нравится.

Мисауаи же.
полдвенадцатого в Ширипуно:
260.36 КБ

и я там каждое утро думаю, как же круто жить в таком месте. и хочется сразу топать к anna_ecatАнне, наговорить ей приятных слов.
но потом включают жару, и я уже думаю только о том, чтоб поскорее закончить делищи, да и свалить в прохладные горы.
SF

уроки макияжа в Ширипуно

хотела было сказать, что езжу в Мисауаи, как на работу. а потом стало смешно: потому что я туда, правда, на работу.

125.19 КБ

а ещё хотела сказать, что такое, конечно, может быть только в этой стране: утром снимала индейский комунидад, прыгая на адской жаре, расставляя индейских тётенек красиво стоять по речным камушкам,
потом поехали в Кито, и через час нам уже показывали Амазонию не с уровня речных камней, а сверху, как деревья до горизонта,
ещё через час пошёл серпантин в Андах.
ещё через час проехали, вообще не тормозя, побулькивающий вулкан Тунгурауа.
а ещё через полтора часика где-то, я, уже кутаясь в кофту, пялилась на деревенскую корриду, на которую мы случайно попали.
потом был Кито, облажной дождь и почти нулевая видимость на дороге, включённая печка в машине.
и вот, на расстоянии пяти часов ходу от влажной жарищи, рыбы-теляпии в листьях-майто, я, на высоте уже 2400 над уровнем моря, влезаю в валеночки из ламьей шерсти, дома, в Сан Рафаэле, после небольшого захода на день рождения к подруге, начинаю разбирать картинки с утренним индейским комунидадом.

бешеный концентрат жизни.

(+ почему я не пишу в комьюнити "один мой день": замучаешься описывать, а всё равно никто не поверит)
SF

ехали / Каямбе

отвезли сегодня хороших людей в Отавало, ехали домой, внезапно решили вернуться не через городок Каямбе, а через Табакундо, по другому берегу каньона. и вот через каньон, в полный рост нам показали это:

207.42 КБ

я впервые вижу вулкан Каямбе вот так. не бочок, не шапочки кусочек, не бледные едва угадываемые в облаках очертания и намёк, а чтоб с макушки и до пяточек. и бок покрашен.
SF

Боливия / Оруро

в Оруро мило. на центральной площади гремят холостые, правда, выстрелы, орут индейцы, полиция оцепила центр, но пока не трогает демонстрантов. демонстранты в кечуанских шляпах, белых, широкополых, чёрных шляпок-котелков индейцев-аймара не видно. нынешний президент, экстравагантный Моралес, кстати, из аймара, и, к тому же, отсюда, из Оруро. никаких выводов, просто к слову.

завтрак прекрасен. на огромном столе со всякими закусками стоит ещё миска с листьями коки. соды, правда, рядом не насыпано.

Боливия чудовищна. во всяком случае, от Аргентинской границы до Оруро: беспросветная нищета, нервозность, не просто плохие, а вовсе никакие, дороги, по которым нас тут мотало по горам и потом по плато. за 100 км до Оруро началась трасса. но почти на самом въезде на неё, на нас чуть не налетел грузовик, шпарящий на всех порах по встречке, просто потому что на встречке было получше покрытие. если бы мы ехали быстрее и Илья вывернул бы руль резче, лететь бы нам с рампы, но, слава Богу, машина, наглотавшись соли в Уюни (солончак сейчас покрыт слоем воды, а мы по нему катались, конечно), всю от Уюни дорогу была на грани закипания, а я ещё больше неё тормозила, пялясь в пейзажики, так что — все живы-здоровы, но испугались крепко. теперь я знаю, что самое страшное на свете — это боливийский грузовик, который даже если летит в лоб, не тормозит и не отворачивает. красный, сцука.

из Ла Паса напишу подробнее и про дороги, и про красоты, и про что знаю про эти места. сейчас мы потопаем на прогулку, наверное, городок забавный. и в его окрестностях на озёрах, вроде, дофига фламинго, а мне нравятся эти пылесосы.
пожелайте нам, пожалуйста, хорошей дороги. потому что, хотя тут уже дальше будет только асфальт, а не бешеные боливийские грунтовки, никаких больше пропастей и вообще уже скоро Перу, я совсем не верю в безопасность в Боливии.
неделю назад они тут перекрывали дороги и жгли покрышки. сейчас тут довольно нервно, а нам ехать надо.

о! грохнуло так, что взвыла сигнализация у машин и дребезжат стёкла.
в Оруро очень, очень мило.
SF

ехали / Аргентина / Кварента - Ruta 40 / Пещерас де лас Ручкас

тут по Сороковой есть такие небольшие города, про которые если кто-то, помимо их собственных жителей, что-то и знает, то потому лишь, что дорога в основном грунтовая, и надо где-то отдыхать от жёсткого вибростенда.


Collapse )
но когда тут ляжет асфальт, их будут пролетать, не заметив. пока в один приём из Калафате в Куэвас де лас Манос (Пещерас де лас Рукас) доехать можно, но остроты восприятия уже не будет никакой.
мы роняли себя отдохнуть в месте с названием Губернатор Григорий. кроме названия, интересного для туриста в городе — лучшие в мире тирамису в отеле Лагос Караколес (Озёрас Улиткас). вкуснее не ела. едва ли это повод вносить Губернатора в путеводители для друзей, но, если чёрт занесёт вас на эту дорогу, тирамису обязаны стать съедеными.
после Пещер, в которых зависли дольше, чем думали, ночевали ещё в одном таком, мимо будущих путеводителей, городе — в Перито Морено (не путать с ледником), в запущенном и почти уже мёртвом отеле Бельграно, когда-то способном переварить очень даже неслабые группы туристов. но сейчас там уже начинается кусок асфальта, и машины пролетают мимо розовых, красных и зелёных гор с яркими разломами и цветными осыпями, не тормозя. аргентинцы на хорошей трассе вообще тормозят неохотно.

из других развлечений на грунтовом перегоне:
- пугать страусов
- расшугивать с дороги гуанако
- пытаться сфотографировать овцу с лица
- испытывать терпение коршунов
- махать, мигать и бибикать встречным


Collapse )

страусы-нанду бегут вперёд довольно долго, пока ни догадываются бежать не по дороге, а уйти вбок, гуанако сразу лезут в гору, овцы тоже во весь курдюк, а коршуны, клюющие зайчиков, отлетают человеческих шагов на двадцать и возвращаются к трапезе, только когда машина тронется с места. встречные редки, реже коршунов, они большая радость и повод её проявить. всё же, даже на Сороковой, человек — животное социальное.


Collapse )

Cuevas de las Manos
один из плюсов путешествия в межсезонье — это вот такая ненавязчивость всего. уже трудно куда-то не успеть: то, что могло закрыться, закрыто по определению, а что способно не закрываться, тебе всё равно откроют, если попросить. или туда можно залезть. и так, и так, толпы туристов не будет. первое, впрочем, удобнее, потому что тогда будет гид. я как раз очень даже большой сторонник экскурсий с гидом.
нас с Ильёй, двоих, без вообще кого-то ещё, среди этих штук водил гид, какой-то просто фантастической осведомлённости и компетентности.
от него мы узнали, что
- гуанако, расплодившихся сверх меры, отстреливают на мясо, что не афишируется, но все местные знают, когда можно
- вкус мяса зависит, скорее, не от самого животного, а от питания: ягнёнок это или молодой камелид, на одних и тех же травах вырастает мясо примерно похожее на вкус
- и страусы тоже вкусные (у меня был не самый лучший опыт еды страусов, я тогда нашла их омерзительными, а вот гид буквально сглотнул, как дошло до этого рассказа), просто надо уметь их готовить
- а именно: отрезать страусу-нанду его толстую попу, и эту попу тушить в казане, чтоб жир стекал вниз. "очень здоровая пища", по мнению гида.
гид, разумеется, вёл историческую-искусствоведческую экскурсию по пещерам, расписанным 9 тысяч лет назад, известным как вообще самый первый образчик человеческого творчества на континенте:

317.61 КБ

художники были охотниками на гуанако, чьи изображения в пещерах тоже есть. местность довольно сухая, но по дну каньона течёт река, она там всегда текла, и туда всегда, как и сейчас, приходили гуанако. пока охотники сидели в каньоне под стенами неглубоких пещер и ждали ужин, они, как уверил гид, от нечего делать трафаретили свои руки местными минералами, то есть, просто пыль с окресных разноцветных гор использовали для красок. ярко до сих пор, даже как-то слишком ярко. самые древние "негативы" — чёрные, им по 9 тысяч лет. самые свежие — геометрия, последний след оставили где-то за век до прихода испанцев. то есть, разрисовывали долго. и расписали почти весь каньон. мы видели не так много, но это немногое заняло нас на пару часов рассматривания. а там, в досягаемости, ещё штук восемьдесят таких цветных участков.
кроме гуанако и человеческих рук нарисовано ещё немало разного: какие-то зверюхи, похожие на бегемотиков, саламандры, похожие на гекконов, полосочки, на которые, скорее всего, не охотились. и ещё лапы котиков, про которые гид сказал, что это лапы пум, только очень маленькие.
как готовить пуму, гид не знал.

Collapse )
SF

жили / Чили / Пуэрто Наталес

собственно, Пуэрто Наталес — это слившиеся в одну четыре деревни у реки и на берегу фьорда, так и не ставшие городом. то есть, он считается городом вполне, есть муниципалитет, отстроили набережную, сейчас вовсю обустраивают центральный скверик на центральной же площади. но ощущение деревни не пропало, и объединяющие нововведения существуют номинально, что ли, а четыре деревни хорошо видны, когда идёшь по городу.
хотя на набережной построили будку с туристической информацией, даже туристы там пробегают рысцой: за буклетиком и обратно, на отданные приезжим две улочки, где отели, рестораны и туристические конторы. что объяснимо: вдоль набережной (именно вдоль фьорда, а не с залива) дует, дует сильно, всегда. жизнь там кипит только у бакланов на разрушеном пирсе.


Collapse )
зато после пристани катамаранов, где кончается не нужная никому, кроме бакланов, набережная, начинается очень даже нужный местным порт. рыбацкие кораблики и лодки. все, как один и одна, красно-белые, все просятся на открытки, некоторые попадают.


Collapse )

если меня спросят: Ксюра, а что ты делала там столько дней, я не сразу найдусь с ответом. лучшим ответом был бы: тупила.
ела чернично-ревенёвый пирог, пила кофе со сливками, ещё мы вкусно ужинали Великим Магелланским Ягнёнком, про которого пора бы уже написать, в самом деле. разглядывали бакланов, немного работали. в Страстную Пятницу вот видели Крестный Ход.
- Магеллан во время кругостветки потерял с командой сутки. и, когда они вернулись, и стало ясно, что они не вовремя отмечали церковные праздники и, главное, куда-то прое... куда-то не туда определили Пасху, их отлучили от Святой Католической Церкви.
с жителями земель, примыкающих к Магелланову проливу, ничего такого не произойдёт. церковные праздники у них, как я увидела, празднуют с не меньшим рвением, чем в Эквадоре, что сложно, потому что в Эквадоре это делают просто вот истово, хотя и не всегда понимая, что именно празднуется.
совсем не сравнить с Аргентиной, в которой как-то всем немножко наплевать.

местные жители
ещё после Аргентины, помимо религиознго рвения, немного необычным нам показалось само население, им полное. волосы вороного крыла, несколько "якутский" разрез глаз, своеобразные бородки у мужчин, жидкие, но которыми явно гордятся. поскольку чилийцы старательно выпускают альбомы о местных племенах и подробные книжки, вроде монографии о последней бабушке из унесённого эпидемией народа в Пуэрто Вильямсе, крови населения довольно узнаваемы.
Аргентина своих индейцев вымела зверски. Чили больше ассимилировала. потому тут нет образцово-показательных деревень, где индейцы продают побрякушки и пляшут под условно-индейскую дудочку. жизнь обыденна, как жизнь: дети идут в школу, тётки — по делам на суше, дядьки — в море. живут по берегу фьорда в обычных домах. отличие лишь в том, что им в тех домах не так холодно, как соседям-аргентинцам, например. и потому в Аргентинской Патагонии в отелях батареи, а в Чили спать холодно, голова мёрзнет. кроме всего того, что я там делала, ещё я мечтала о ночном колпаке.

Пещера Меладона
помимо ревенёво-чернично-калафатового пирога ещё там есть из хорошего вот эта самая пещера. к которой мы тоже, разумеется, поехали. в пещере, нев... нереальных каких-то размеров, жили когда-то доисторические люди, тигры и медведь, который и есть меладон. и ещё там вокруг паслись хиппидоны, что ли. похожие на маленьких лошадок. их доисторические люди, тигры и медведь-меладон съели первыми.
я не спелеолог, даже в душе. потому в пещере мне больше всего понравился вид из неё на горы. дальше там начинается горная гряда, в которую входят знаменитые Торрес дель Пенье.


Collapse )
по дороге назад мы чуть не сбили кондора. который обедал зайчиком. кондор увернулся и сел на дерево подождать, когда мы уедем, чтоб продолжить. но мы сидели в машине, чтоб дождаться. зайчик лежал на дороге.
в конце концов, кондор посмотрел укоризненно и улетел на дерево подальше. думаю, он продолжил сразу, как наш бусик, про который тоже пора уже написать отдельный постинг, скрылся за поворотом.

242.77 КБ

в день, когда мы уезжали из Пуэрто Наталеса, женился какой-то таксист. поэтому весь местный таксопарк, неожиданно немалый, выстроился в колонну и гудел, почём зря. в тот же день военные, все пятнадцать солдат и пять офицеров, решили устроить парад. к ним присоединились полицейские, которым власти как раз подарили новую патрульную машину, вследствии чего поднимали флаг и дудели в дудку.
весь город ходил на ушах и пускал шарики.
на выезде мы чуть не сбили двух кондоров.