Category: история

NYC

с днём рождения меня!

это был самый спокойный год в моей жизни, всего-то пара извержений, три урагана и один переезд в другую страну, поиск своей земли. и — новый дом.
я впервые в жизни мирно проспала Вальпургиеву ночь рождения.
хороший был год. пусть новый будет ещё лучше.

+IMG_1007

традиционные поздравления в день своего рождения: всем ведьмам — с удачной, надеюсь, Вальпургиевой ночью, всем кельтам — с Бельтайном, скотинам — с выгоном на летние пастбища, иллюминатам — с 237-ой годовщиной рождения Ордена Иллюминатов, толкинистам — с коронаций Арагорна.
an ghiran mor!
сумак кавсай!

привет, мама.

если будет фантазия поднять бокал за меня, припейте, по-возможности, Красного Крымского.
SF

Сан Антонио де Ареко / Она ему -- "гаучо!"

Здравствуй гаучо! -- Здравствуй гаучо! -- Сколько с тобой лошадей? -- Двенадцать! -- Веди туда!
И организатор, уже при параде, с серебром на ножах и пряжках, с вышитым поясом, в общем, при всех красах, показывает гостю, еще затрапезному, но все равно с ножом и поясом, куда тому с лошадками встать.
Это какое-то такое слово, "гаучо", которое у них используется не как определение рода занятий, потому что с занятиями и так все понятно, а как обращение, и дружественное, и уважительное, и к родственнику, и старшему, и к младшему.
Она ему -- "гаучо!" Он ей -- "женщина?"
несколько раз слышала, как она окликает своего мужчину не по имени, а просто "гаучо", не Педро там, не Пабло, не Хосе, и так же отвечает он, без имен.

Мальчики-гаучо и одеты, и обуты, как взрослые мужчины, и под ними настоящие лошади, и настоящие седла, и те же манеры у них, они так же здороваются, крепко пожимая руку, так же с отцами заходят и в кабак, прислоняются к дверному косяку с тем же, черт возьми, изяществом попивают из больших стаканов шипучку, пока без фернета. не знаю, потому что не слышала, как они разговаривают с девчонками, но, наверное, тоже -- она ему: "гаучо!", он ей -- "…?" А он ей что? Жаль, что не слышала.

после парада у бара пьют, многие не слезая с лошадей. Прогоняющим мимо табуны кричат: "крути! крути!"
Не все, но некоторые резко проворачивают по кругу своих лошадей, по штук двенадцать-пятнадцать молодых и жарких. На углу старинной узкой улицы, прямо в коридоре зрителей на тротуаре и дружков-гаучо, толпящихся у бара. Страшновато, но, черт возьми, сдуреть же, как красиво, когда эти животные плотно сбитые в круг, всем этим кругом проворачиваются! На скорости.
Тогда понятно, кстати, почему не каждому разрешено участвовать в параде. На участие нужно получать разрешение, и вообще это почет -- проскакать со своей семьей по городу, прогнать по нему своих лошадей.
В начале парада называли по именам всех крутых гаучо, которым предстояло показаться публике, а потом их представляли еще раз, когда те гарцевали перед трибуной, хотя, мне показалось, все, буквально все в городе и без того знали их по именам. Как все тут знают своего "исторического гаучо" Сегунда Сомбра, например.
То и дело из толпы выкрикивали имена, вопросы про детей, а крутые эти гаучо снимали шляпы, махали знакомым, расплывались в улыбках, сияющих на всю, наверное, пампу.
Отцы семейств со всем семейством на конях меня задевали сильнее всего. Особенно, когда за отцом на коне сидела дочь, нарядная, в белом платье, в лентах, и он придерживал ее руку своей лапищей, и я видела, как напряжены тогда пальцы, держа. И жены амазонками, с такой гордой и такой объяснимой осанкой. Про мальчиков говорила уже.

Устал? -- спрашиваю еще одного нашего "опекуна".
Есть немного, -- улыбается.
Но скоро отдохнешь, -- говорю.
А потом думаю, вот же им после всего-всего город вычищать…
Промеж булыжников мостовой резво лезет трава. Семьдесят три года щели между булыжниками ежегодно мощно удобряют.
SF

спрашивали - отвечаем / Эквадор и наши переворотики

вчера днём как раз были на военной базе в Салинасе, пили у маяка вино, смотрели на волны, разбивающиеся о скалы Чоколатеры.
никакими переворотами и не пахло, военные, как обычно, играли в футбол и эквабол.

у того маяка мы устроили пикник.

348.80 КБ


это всё, что я знаю про военный переворот у нас. в корреспондента играть не хочется. скорее всего, опять станут бить окна в Историческом Центре, и пьяные студенты коллехио Мехия распишут революционными лозунгами все доступные стены. а на следующий день все обо всём забудут.

читать об этом издалека много интереснее, чем наблюдать вблизи: революция, как любое хамское действие, — тусклая вещь.

+++
ссылка по теме:
December 28th, 2009:
но я вот тоже думаю. думаю, что, раз мы живём в этой стране, в эквадорском небольшом совсем осколке Гран Колумбии, надо заранее чётко знать, что рано или поздно, один или ещё сколько угодно раз в разгар любого правления или промеж любых президентств сюда могут войти генералы. и сделать с этой страной вот что захотят. потому что диктатуры и хунты на этом континенте — священная традиция, восходящая к безупречному человеку, памятники которому стоят на улицах имени которого по всей территории бывшей Гран Колумбии, осколком которой блаблабла...
Симон Боливар, освободитель континента, стал первым, практически святым диктатором. и навсегда заложил здесь и идею, и традицию и диктатуры, и генеральской хунты. военный ты генерал или полицейский, соблазн святой идеи перешагнуть непросто. даже если святости в тебе ни на йоту.
SF

(no subject)

утром, как прилетели в Куэнку, прошли через весь город с парадом девочек на конях. девочки, разряженые в амазонки, с пышными юбками по крупам коней, держали спинки прямо, а лица строго. впереди ехала девочка, изображающая вифлеемскую звезду. за ней "цари", а дальше кто во что горазд.
прилетели бы дневным рейсом, не увидели бы.
а потом у меня отросли крылышки с блёстками. и теперь я нарядная. "мы своё призванье не забу-у-дем..."
всех это радует очень. и смешит, конечно.
пережидаем дождь. и, кажется, переждали.

Marry Christmas, Feliz Navidad!

116.53 КБ
SF

закладки. боевые слоны Люфтваффе и Сталина



комментарии скринятся часов до двух. потом вынырну сама и выужу комментарии тоже.

UPD. комментарии открыты.


как справедливо замечено в журнале seann, "ХХ век — это безвременье; с того времени, как Европа в августе 1914 ухнула в пропасть, не произошло ничего значимого... Кажется, время "началось снова" очень и очень недавно".

вчера я тут оставила закладку на цветной фотографии 1904 года изобретения.
тогда ещё про 1904 год.
сначала вот такая чужая игрушка:

В 1904 году профессор Геттингенского университета Людвиг Прандтль ввел понятие пограничного слоя, давшего понимание, как, улучшив условия обтекания, уменьшить лобовое сопротивление движущихся тел. Теоретическое обоснование механизма возникновения подъемной силы крыла обеспечил работавший перед Первой мировой войной совместно с немецкими физиками русский профессор Николай Жуковский. В период между мировыми войнами в Германии развернулись активные работы по преодолению воздействия пограничного слоя. Экспериментируя с летательными аппаратами различной формы, немецкие ученые пришли к выводу о необходимости отсасывания «мертвого» воздуха через мельчайшие отверстия в крыле (это называется управление пограничным слоем). Рассматривалась даже идея постройки летательного аппарата из пористого материала, работающего как губка. Немцы даже придумали ему специальное название Luftschwamm («аэрогубка»). Конструкторы предположили, что для улучшения управляемости такими аппаратами следовало убрать любую выступающую часть, будь то крыло или рули направления, сделав фюзеляж и кабиной, и крылом, закругленным вокруг всасывающего устройства, соединенного с двигателем. В идеальном случае как раз и получалась форма «летающей тарелки».

А вот таким он должен был стать в идеале: 50-метровый тяжеловооруженный диск, предназначенный для атак на морские конвои и эскадры союзников:



На чудом сохранившейся фотографии из личного архива Михаила Дубика запечатлен аэродром базы СЭСН на Шпицбергене в 1952 году. Летчики реактивных учебных "спарок" МиГ-15УТИ с изумлением рассматривают детище немецких инженеров, гигантскую летающую тарелку, с которой им вскоре предстоит вступить в учебный воздушный бой:



теперь "советский вариант":Collapse )
SF

раскопки и реконструкции

1. карент-муд:

В конце концов и ты поселишься на том,
На самом светлом из возможных побережий...
Предание старо. И движется с трудом.
И раздражается медлительностью пешей.
И монотонней, чем зудение осы,
Естественней и безнадежней год от году
Привычка подводить отставшие часы.
Столетья неуют. Особенно к исходу.

Осталось уповать, что будет суд не крут,
Оценит и учтет саднящий в каждой жиле
Нетеатральный страх, что вдруг тебя поймут
До одури не те, доподлинно чужие.
Оправдывайся тем, что, угодив сюда
И с прочими деля бесцельные заботы,
Сподобился дожить до той поры, когда
Гром грянул. И тотчас перекрестился кто-то...


2. из осени нам что-нибудь. стоп-кадры

Sunday, October 9th, 2005
4:09 pm
а мне всё так же
я сделана из того же
а самое страшное, что может случиться,
мне не угрожает.

— то, что нас не убивает... — начинает один прекрасный друг...
— очень даже может сделать нас калеками, — с пунктирной расстановочкой заканчивает второй, и распахивает лицо в такую улыбку, после которой по-шекспировски бы оплеуху кому-нибудь закатить или свернуть винт у новой водочной бутылки.
летит в проход между столами бумажный самолётик, утяжелённый десятишкой вместо евроцента.
и у меня промеж мыслей о том, как мне хорошо и уютно зачем-то в этом кабаке, который я обычно не особо, под газовым обогревателем, замотанной в плед, вертится ещё неотвязно самая актуальная в этом сезоне рифма кровь-любовь.
а третий мой друг распрощался с нами и едет в это время на велике монтировать там что-то домой.
друг с лицом мне с этого вечера стоп-кадром в голове: завернутый в плед, поднялся на лесницу и с неё запустил самолётик, а тот при попытке спланировать всё же практически сразу вошёл в пике. вот в момент пике — стоп-кадр.
надо попробовать евроценты.

ночь. день. хуциевкий "Июльский дождь" в "Иллюзионе". в зале пять человек, я — шестая. когда вышла и по телефону говорила с ещё другом, провела рукой по лицу, потому что лицу стало холодно, и оказалось, что в зале я распустила нюни.

— чем занят Ксен? — спрашивает близкий друг.
— смешным занят. валяюсь под одеялом с Гаспаровым...
— вот уж смешным.
но ж правда: выписки из "Записок и выписок" — уморительно местами.

нынче, хоть и временно, восстановлено равновесие, досягаемость (20 минут поездки, звонок в любой момент), такое раньше привычное, а потом стало было, и вот снова — равновесное устройство. так понимаешь, что это такое — собственная уместность.

уместность — изрядная составляющая счастья.
с хорошим другом в кафе. когда входит, отодвигаю блокнот со списком текстов в знаках и сроках. "пытаюсь понять, на каком я свете", — объясняю.
— а оно тебе надо?! — искренне.
мне? ещё как.


3. а всё к тому, что снова неудачна попытка затыкать инфернальный сквознячок пьяной экзистенцией. о чём пришлось сказать совсем уже другому другу, далёкому, как рабиндранат тагор. кагор.

4. в суздали был туман. вечером из тумана выходили белые лошади, чёрные монахи проезжали в утренних автобусах.
SF

моя фамилия многовато-курю

— мозги! у меня болят мозги!
— сестра! сестра! о. сестра. сестра, отведите мистера Гамби к хирургу по мозгам!


Елену тоже сбондили не греки, а троянцы, а памятник всё равно Пушкину.
и у нас с Чучей Хламкиной симбиоз всё же. я не сплю, она тоже. ходит, бегает, орёт, а как только я встаю из-за стола, быстро чешет к кровати, прыгает на плед и укладывается на спину. закрывает глаза и показывает, что именно я должна по её мнению делать: спать, заслюнясь. и я дура, что не понимаю. по её мнению. и не спит без меня, бегает, шнурок приносит и карандаши откапывает из-под коврика.
но мне с 16 тыщ надо теперь разогнать текст до 25-ти тыщ и вставить всё, что я до того из него вынесла, как маленькая. попросили. а вот нефиг писать, как большая. ещё разворот в и без того нехилый текст.
я сама вижу, что получается хит.
но спать надо. заслюнясь.
и лучше с другом прекрасным, а не с Хламкиной в обнимку.

прэт, передача прэту! опять прэт!

я придумала, как отдыхать от трудного текста, не ложась спать. надо отвлекать ся на лёгкий!
вот с сс-овских поимок отвлекаюсь на Коллекцию Кенигса-Крамарского. и... опять об Пушкина! опять об Гоголя! опять упираюсь в концлагерь Оснабрук!

миссис Нэтвид из Йорка обнаружила психа за одну и две десятых секунды!
не-е-ет. не звоните, пока вы не увидели все фотографии.
а теперь — "найди психа" исторический раздел!
SF

(no subject)

вечер, батл, нквд.
первый второму:
- значит, мы шлёпали только моих?
значит, теперь вы должны мне двоих!
  • Current Music
    ай-нэ-нэ