Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

SF

(no subject)

сняли в Буэнос Айресе квартиру. Collapse )
квартира удачная. маленькая, но вся из воздуха и света. и те, кто помнит мои московские квартиры, всегда на каких-то максимально удалённых о земли этажах, где всё, что могло быть синим, было синим: от невесомых прозрачных штор до какой-нибудь шумовки, тот, наверное, поймёт, почему в этой съёмной двухе на 13 этаже среди синих подушек, покрывал, на голубом диванчике я себя чувствую просто как дома.
на стене полутораметровая репродукция Ирисов из Saint-Rémy Ван Гога. квартира уже обрастает своими запахами: запахом кофе, который Илья варит на кухне, и лашевских фуфыриков, притащенных из Чили и заполнивших полочки в ванной.

и газовая батарея. газовая батарея шарашит на всю катушку.
вообще никуда неохота идти.
SF

ехали / Перу / Наска, "земля боли и горя"

215.60 КБ

Recht und Ordnung и дряхлый хаос
большинство городов, что мы проезжали, когда пёрли через пустыни, выглядят так, что легко представить внутри серых пыльных домов ту самую "мерзость запустения", где "дерзят злые дети".
я тут вообще навязчиво тону в цитатах из Сологуба и Брюсова. с передышками на два города: Пиура и Трухийо. Пиура, правда, была совсем короткой паузой в виде главной площади всего на полтора часа в ресторане, но зато ресторане, достойном отдельного рассказа.
Трухийо же, на контрасте с проеханным, был прекрасен до такой степени, что мы там задержались на лишний день, хотя сначала думали только переночевать, и теперь придётся выкладывать историю в картинках.
остальные города и деревни Перу не то чтобы рвут мне сердце, скорее заставляют отвернуться, чтобы просто их переждать.
Наска не исключение. всё тот же дряхлый хаос, что и везде. и неотличимые от древних развалин вчерашние разрушки.
и я уже не знаю, кто оставил здесь столь явные следы большой дрессировки жителей этого хаоса, но местные недотыкомки отчего-то постоянно делают совсем неожиданные вещи. при общей сиесте и маньяне, проявляя чудеса пунктуальности: например, если музейный шлагбаум опускается в шесть ноль ноль, в шесть ноль один недотыкомки уже не пустят машину, даже при условии, что до музея от Панамериканы пылить минут сорок по пустыне, и утром, понятно, туристическое место уже не получит привезённых сейчас к самым воротам денег за два взрослых "иностранских" билета. а по музею ещё час можно ходить.
они строят на экскурсии немцев по парам. и те, безропотно, встают. в Паракасе на пирсе перед посадкой в лодку, идущую в птичий заповедник, пара пыльных недотыкомок выстраивала по парам совсем посторонних друг другу людей, и сами не знали, зачем: в лодке всё равно все сели, как хотели, а проходили на неё по одному.
и так, по-мелочи, постоянно. при адском повсеместном хаосе — вот такие следы каких-то древних дрессировок. кто их строил? инки? испанцы? но строили тоже адски.


демоны пыли
самое страшное, что я девочкой нашла у Брюсова, нежно любимого до сей поры, "Демоны Пыли".
так вот. демоны пыли — это здесь. мир победивших или стремительно побеждающих "деструктивных, антикультурных жестов... вселенское пакостничество и порча". здесь пыльный ад, нескончаемые заметаемые пылью свалки в пустыне, помойки, от города до города, смерчи, пересекающие трассу, дюны, выходящие на дорогу. к вечеру толстый слой пыли на всех вещах. я заматываю камеру в полар. заматываю волосы в бандану, шею в шарф. на руках после выхода поснимать тонкий белый налёт.
рассыпающийся, разлетающийся, зыбкий и давящий при этом всем своим немалым весом пейзаж, который мы жрём две недели, набивая себя вот этим неживым, ждёт, когда мы сами превратимся в недотыкомок или увязнем в пыли.
и нас потом выдует через сколько-то лет на радость антропологам.

я не встречала до сих пор настолько адской концентрации смерти, как в этих краях. воздух ею пахнет отчётливей некуда. из песка выдувает мумии просто так, без человеческой помощи. у обочины дороги в Наске я нашла череп с дыркой, какие делались у паракасов в ритуальных целях. просто выдуло из холма.
по-моему, жить в этих краях без какой-то особой дырки в голове непредставимо. не знаю, что им свистело в ту дыру, но с кечуа "наска" переводится как "земля боли и горя". и это очень правильное определение.


полёт
вспоминая полёт над Наской, и сейчас, спустя неделю, покрываюсь холодной испариной. это всё же была самая страшная каруселька в моей жизни. сначала предполагалось, что мы полетим вшестером: два пилота (тут по-взрослому летают в два пилота даже на самых маленьких самолётиках), пара из Чили и мы.
но с утра всё переигралось, пара слетала с "караваном", это такой летающий микроавтобус на 8-12 пассажирских мест,
а мы полетели самым маленьким самолётиком из наскинской обоймы: вчетвером, двое пилотов и мы.
надо сказать, что раньше над Наской гоняло самолёты одиннадцать контор, но кто-то из них уронил туристов в пустыню. и теперь осталось четыре, прошедших сертификацию. катать туристов над Наской стало не таким простым занятием, как пять лет назад, и хорошо. теперь самолёты проверяют постоянно, а лицензию потерять проще простого.

Collapse )
я себе не примерно представляю, какую предполётную подготовку проходят самолёты, от больших до козявок, потому ни страха, ни трепета обычно не испытываю, предстоит ли трансатлантический перелёт, или это будет личная сессна. на четырёхместном мы с Ильёй уже летали с Бальтры на Исабелу на Галапагосах. потому мысль о полёте над пустыней без чилийской пары обрадовала несказанно.

с утра я волновалась, представляя, как Сама Увижу Эти Линии.
полёт отложили на час, потом ещё на два. но это здесь нормально. за шлагбаум из аэропорта нас уже не выпускали, и мы дисциплинированно сидели и смотрели кино про Наску, пять, что ли, раз.
а потом мы полетели.
сразу после набора высоты козявка ухнула в воздушную яму, желудок подпрыгнул к горлу, а конечности похолодели просто все. тут показалась первая фигура, самый близкий к аэропорту "кит". самолётик резко опустил одно крыло вниз и мы заложили отчаянно резкую петлю, чтобы Илье было хорошо видно, что это там действительно кит, внизу. почти без перехода пилоты выписали такую же петлю, но уже с моей стороны, чтобы мне не было обидно, видимо, и чтоб я всё хорошо рассмотрела. ооо, я рассмотрела всё очень хорошо. думаю, глаза у меня в этот момент были в поллица.
и так двенадцать раз, согласно выданной перед полётом карте фигур.

Collapse )
один из пилотов предупреждал, с какой стороны будет первая петля. чаще всего первому доставалось Илье.
но при этом, когда мы прилетели в аэропорт, я была уже мокрая, как нелетающая мышь, а Илья — ничего, даже не позеленел.
при том, что блюют в полёте, простите, просто все. американские бабушки, немецкие супруги средних лет, французские студенты, израэлы-растаманы. отчаянно блюют латиносы. и японцы.
мы как-то легко отделались, я считаю. наверное, потому что я снимала, и это как-то отвлекло, а Илья — вообще пофигист, каких мало.
впечатления и выводы Ильюши здесь: http://rusec.livejournal.com/88883.html
а у меня примерно такой: если мне ещё раз за каким-то неведомым фигом понадобится полетать над Наской, делать это нужно часов после четырёх, к пяти там самый лучший свет, вернее, он хоть какой-то появляется, ветер ненадолго стихает, линии становятся чётче, горы складчатей, а Великая Дюна Наски перестаёт сливаться с небом.


дюна
мы всё время едем по старому морскому дну. километрах в пятнадцати за Наской (городом), где-то на 540-ом столбике от Лимы по Панамерикане, в сторону от основной трассы уходит дорога на Sacaco, три километра до "музея" по ракушкам и песку. музей представляет из себя домик, построенный над двумя скелетами китов, выдутыми на поверхность ветром и археологами. сколько там километров до нынешней береговой линии? полпустыни.
так что Великую Дюну, я думаю, когда-то просто намыло. все 2080 метров песка. она стоит за городом и её показывают туристам.
из такого же песка выкопали древнее захоронение в Chauchilla, это ещё на 15 км южнее китов.
там с десяток могильных ям, в которых сидят высушенные люди доколумбовой эпохи. некоторые с косами, которыми можно несколько раз обернуть тело, говорят, это шаманы.

Collapse )
шаманы и нешаманы были когда-то покрыты смолой, под коркой кое-где сохранилась кожа. с тех пор, как их отрыли в двадцатых годах, здесь музей. к которому катишь по песку и ракушкам. здесь был берег океана. теперь до него полпустыни на запад.
в одном месте Панамерикана, вплотную прижимаясь к прибрежной полосе, проложена по склону такой же Старой Дюны, но меньшей, чем стоящая над Наской. асфальт лежит на песке, а его от наступащей дюны местами спасает каменная стена, местами бетонная. бывший когда-то зазор между стеной и дюной уже заполнился, и песок высыпается на дорогу. знаки просят не останавливаться. и, если честно, вставать любоваться пейзажами там хочется меньше всего.

Collapse )
перед поворотом на Арекипу, однако, как раз появляется Пейзаж. в океан выступают чёрные скалы, океан из серого становится тем самым ультрамариновым. и пыль в воздухе теряет упругую колкую жесткость, ветер сечёт не так жестоко. и, в общем, полегче. если бы не последсвия цунами 2007 года...

а потом мы повернули на Арекипу.
SF

дома

сегодняшний день прогулян весь, прогулян так:

118.60 КБ

ещё в Майами, прибежав на свой гейт, поставила на пол рюкзак, поставила сумку, села в кресло и расплылась в улыбке: вокруг пели. эквадорский испанский мягок и певуч, а люди почти лишены той внутренней агрессии, которую европейский человек даже и не замечает, если честно.

думала, за пару недель отвыкла дышать разреженым воздухом и сайгачить по горам. проходили сегодня весь день, конечно сразу по горам, хоть бы хрен. но сейчас вдруг почувствовала дикую усталость, буду теперь спать и смотреть сны.

с последнего отъезда из дома мой предел пододвинулся ещё ближе. если раньше две недели были ещё вполне терпимы, теперь тоска и скорее-домой начинаются едва на недельном сроке. так подгоняла самолёт, что он, вылетев позже положенного, прилетел раньше.

+ фотографировал, конечно, rusec
SF

(no subject)

низко пошёл, к дождю.
это про Кито и самолёты.
город зажат в длинном ущелье, аэропорт — дальше к северу от парка Каролина, рядом с которым мы живём, но всё ещё не просто в черте города, а считай в центре. самолёты, садясь прямо в город, летят уже с выпущенными шасси над домами. а в дождливую погоду кажется, что чуть-чуть, и заскрипит обшивкой по крышам, сшибая синие водяные баки и спутниковые антенны.
понятно, что летят по приборам. но понятно так же, что лётчикам хочется хоть что-то видеть.

сижу-пишу-работаю и смотрю ещё в молоко за окном.
ровно через неделю прилетают мама и дружище letoЛёха.
хватит уже дождей. пусть уже солнце.
SF

как ни странно, Гуаякиль

в Гуаякиле традиционно нечего делать. аэропорт и перевалочный пункт перед броском на побережье. или ещё куда. всё. город для поспать между самолётами.

там река течёт медленно-медленно, воздух движется медленно-медленно.
и медленно тянется время у тусклой реки.

безмятежные сутки, там проведённые, — это какое-то исключительное везение, наверное.
ветер расшевелил воздух, облака закрыли небо в полдень, а когда мы поднялись на холм, облака растащило. и нам показали город без обычной дымки. сам собой нашёлся отель рядом со сквериком, в котором живут игуаны.
вечером Гуаякиль своевременно подал нам прогулочный кораблик. а на следующий день — самолёт в Куэнку.


Collapse )
SF

(no subject)

за последний год обжила уже этот аэропорт, как родной. проверила: зимой летела в Эквадор ровно теми же рейсами. но в тот раз мы с Миловидовой приделывали миловидовские запасы мартинчика. а потом она пошла садиться в свой самолёт и улетела в Найроби, а я нашла русских и встретила с ними новый год по московскому времени. в этот раз — дивно трезва.

в новый год по голландскому мы тогда взлетали. и я смотрела, как над Амстердамом распухают салюты. в салоне места были заняты дай бог на пятую часть, так что, когда стюардессы начали разносить шампанское, я уже валялась в креселках, обложившись подушками и пледами, в каком-то поъёлочном счастьи. шампанское пошло мне на ещё большую пользу.



тут после десяти все бары закрыты. да и вообще ничего не работает. народ сидит в халявном вай-фае или лежит как-нибудь. дивно трезвый.



пойду, покатаю тележку.
и полечу уже на Бонейру.
SF

(no subject)

дорогие никотинозависимые дружочки, с кафе на F10 покончено.
то есть, кафе-то есть. пепельниц нет.

мы сдали Амстердамский аэропорт.
SF

(no subject)

а ведь опустится ниже. и чёрт его знает, раздавит или сквозь нас просочится. под конец ноября вверх посмотреть, это как подвиг уже, лучше вперёд и под ноги.

выкупила билеты. 23 декабря вечером во Львов, 26 декабря ранним утром назад. туда с работы, оттуда на работу с самолёта. зато там.
а что у нас и кто во Львове, хотела спросить.
SF

картинки на самолётиках

дружочек просил выложить. вот, выкладываю.
очень много, под катом.


Первым делом, первым делом…
xuraЗина Зогар, военный историк


Рисунки на фюзеляжах будут существовать, пока идут войны и летают самолеты.
И никак иначе. Люди всегда украшали орудия, несущие смерть: боевые колесницы в Египте, дракары викингов, мечи самураев и щиты зулусов, звезды на танках и боевые девизы на всем, куда их можно нанести – свидетельства отнюдь не немые, скорее – красноречивые.


… самолеты
Collapse )