July 13th, 2005

NYC

(no subject)

тропу показал в своё время дед Серёжа (дом которого на Учан-су кое-кто из моих друзей хорошо знает, знал — дом же продан, и давно). в Ливадийском лесничестве Тарахташ никогда и не забывали, а в путеводителях по горному Крыму она перестала афишироваться где-то с семидесятых годов. после войны её называли партизанской, в шестидесятые она считалась спортивной (то есть, не тристической, не прогулочной и не лечебной). тогда же на особо опасных сыпунах вбили железные перильца (к восьмидесятым они все уже рухнули под обвалами) и сделали маркировку (это такая отметина краской по скале или толстому дереву на спорной петле тропы или перед подъемом, по правую руку от тропы, если ты поднимаешься: вчера по всей тропе вообще я насчитала всего лишь девять маркеров, все полустёртые, и это как-то ненормально мало, на самом деле). в семидесятые все тропы закрыли. вообще все, потому что жёстко стали беречь заповедник.
кроме Боткинской, кажется, та всегда была прогулочно-санаторной. я по ходу слегка позлилась, кстати. Боткинская начинается от Поляны сказок и заканчивается на Ставри-кая. от Ставри-кая уже уходит Штангеевская, которая, в отличие от Боткинской, не такой детсад, хотя тоже вполне себе туристически-прогулочная. для удобства экскурсантов сейчас весь отрезок от Поляны, через Ставри-кая, до того места, где Штангеевская выходит на старую Бахчисарайскую дорогу, теперь обозвали Боткинской тропой.
Тарахташ уходит резко вверх от смотровой площадки на Штангеевской. и так дальше проложена: постоянно и довольно резко вверх, местами по очень неприятным сыпунам, местами по очень удобным корням деревьев. где-то то есть с отметки метров в 200 в начале тропы до 1190 в конце при выходе на плато. я не слышала, чтоб по ней спускались. по ней как-то обычно только поднимаются.
почти сразу за смотровой на Штангеевской есть место, где собирается вода, которая метров на 60 ниже попадёт уже в водосборник водопада Учан-су. собирается в такие природные ванны. даже в сухое лето, как сейчас, там вполне можно выкупаться. я на Учан-су, как всегда, топала вверх по старой Бахчисарайке от самого её начала, то есть с основной трассы — где-то по дороге, где-то лесом срезая. но это не так мало. потом этот кусок Штангеевской и самая жара. то есть, не выкупаться было бы странно.
сняла футболку, сняла бюстгальтер, умылась. вылезла из штанцов. стою на солнышке: в кедах и плавочках, как идиотка. вылезла из них и из кед, плюхнулась в ванну. лежу и думаю: три шага буквально от Штангеевской, тропка лёгкая, щас как потащат по ней группу отдыхающих граждан. а потом что-то расслабилась вовсе. там же слышно даже, как на Исарах (середина дороги от основной трассы до Учан-су) собака лает. а чтоб кто-то по тропе шёл - не слышно. купнулась ещё, обсохла, снова купнулась и снова обсохла, сунула бюстгальтер в подсумок, кедики, штанцы и майку надела, вернулась к смотровой и — попёрла вверх. минут через пять подъёма до меня дошло, что вниз по тропе никто не ходит и вверх, кажется, никто не собирается. так что сняла я маечку и весь подъём до плато прошла и пролезла в штанцах и кедиках. вообще — такие полдня без людей и почти без одежды, и в горах — это самое большое счастье. особенно, что без людей.
надеюсь, тема сисек раскрыта.

если в горах вы идёте через мелкий дождик, практически морось — значит, вы идёте сквозь облако.
хорошо, что тучку не перетащило с плато и настоящего дождя не было. потому что на Т. есть несколько мест, через которые я бы не попёрла в дождь. но, если бы дождь начался, мне бы пришлось лезть вверх, потому что вниз не получилось бы.
я никогда не пойду туда а) в дождь, б) с подругой, в) с романтическим мальчиком или буддистом.
всё это может подвесить.

был где-то час подъёма, который получился очень и очень неприятным. в районе пяти, или раньше, что ли, часов. мои горы и мой лес стали как чужие. я потеряла тропу и поцарапала ногу. вот тогда я отрубила мобильник и сказала, чтоб чужой брал своё чужое и делал с ним, что хочет, а моё чтоб осталось мне и со мной, хватит стоять за мной, идти за мной, глядеть за мной.
я хорошо знаю это ощущение "за мной постояли". это может быть мелочью, вроде такой, когда в чьи-то гадкие мысли попало зачем-то твоё имя, а ты в этот момент в горах, где жестко резонирует, очень жёстко. или это реально за тобой встали, что может случиться и в довольно безобидных Крымских горах, и на вовсе серьёзных маршрутах, про которые мне рассказывали родители. причём, совершенно вне зависимости от маршрута. и даже от гор. просто в горах такое люди слышат, а городе — нет.
тропа нашлась тут же, но участок был очень неуютный: лёгкая пыль и "живые" камушки. вообще, пригодились мамины уроки: как и где ступать, как ставить ступню, как перелезать кверху жопкой, за что можно держаться, где лучше отдыхать.

мне надоело писать, кстати. я потом ещё что-то расскажу, когда выложу фотографии.
красивее всего было там, где особо и не опасно было. море далеко, лес под ногами, облака вокруг, и над плато тучка, выветренные камни.
когда поднялась на плато (перед последним, уже прямо вот с перильцами, подъёмом влезла в маечку), очень не сразу вышла на тропу и дорогу, чтоб топать к Ай-петринскому подъёмнику, спускаться. ушла смотреть свои ромашковые поляны. по дороге встретила "буддистов" (давно и страшно ненавижу этот сорт пришлой саранчи. просто отдыхающих особо не вывозят "общаться с природой", этих — обязательно. они, помедитировов, расползаются вокруг полянок, на которые их культ-массово привезли, и обдирают всё на своём пути. потом, усталые, но довольные, со стогами вырванных цветов и трав возвращаются в свой Мисхор или ещё куда, просветлённые, аж звенят. вообще — алупкинский этот подъёмник на Ай-петри — страшное зло, мне кажется; сделал доступными те места, в которые раньше требовалось некоторого труда добраться, а теперь — 15 гривен и ты на Ай-петри), буддистов обругала (типа такая злобная местная), объяснила, что их носовые платки и трогательные ленточки, а особенно — цветные куски пакетов, со временем сгубят дерево, на которое они всю эту дрянь пытаются навертеть. кажется, поняли, недели через две проверю и, если увижу тряпки, посдираю всё к чертям.
но успела на последний спуск подъёмника.
всех люблю. интернет у меня дома условно есть. почту проверять могу. хотя московские новости меня тут каждый раз несколько ошарашивают: увольнения, грядущее закрытие того-сего...
а у нас жарко сегодня, хотя и ветер, хотя и небольшой. я сушу мяту, весь дом уже пропах.
пока вот сейчас ещё поделаю дела, а вечером пройдусь до Ливадии, выкупаюсь и потопаю обратно. будем с дядькой Валеркой сигаретки курить и малину лопать, доставая ложкой из трёхлитровой кастрюльки. и вот тут новости у нас есть, чтоб лениво обсудить: вчера на один из бесплатных секторов Массандровского пляжа какой-то коммерсант приволок стопку лежаков и сдавал по десять гривен. вечером его избили, а лежаки покидали с буна в море.