June 16th, 2005

SF

(no subject)

почему-то стало интересно, допил ли хирург из суздальской районной больницы коньяк?
что коньяк ему передали тётки из приёмного отделения, даже и не сомневаюсь.
вот же как в шоковом состоянии всё иначе воспринимаем. когда мы на этот раз, трезвые (все) и неполоманные (я), ввалились с Майоровым в приёмное (одна рука у меня радостно машет лангеткой, другая бутылкой, а у Майорова улыбка от уха до уха), я на вопрос тётечек, кто нам нужен, сказала: про первое мая сказала, про что поздно вечером сказала, про что хирург где-то около тридцати пяти сказала. молодой? - спросили. да! точно! молодой! тётечки проверили по графику, оказалось, что совсем не молодой, а вовсе пожилой был хирург, и фамилию сказали, которую при других обстоятельствах я бы никогда не забыла. фамилия хирурга - Малой.
допил ли хирург Малой армянский старый коньяк, который мы ему везли под армянский дудук и грозу с одной окраины Суздаля на другую?
наверное, с теми тётками и допил. тем же вечером. они обещали после работы ему отнести, дом где-то от больницы недалеко потому что. впрочем, там всё недалеко.
принесли, рассказали, наверное, про пару идиотов из Москвы. и не знали, что не пара идиотов, а три штуки идиоток (Танька, Маруся и я). а идиот уже местный. практически.
я много снимала в этот приезд. но на плёнку. и, как водится, всё никак не распечатаюсь.
но обещала привезти туда через выходные и зимние фотки, и первомайские, и эти воскресно-понедельничные. завтра распечатаюсь, наверное. если белые меня не зароют. если мир в очередной раз меня не поймает. а всё к тому.
SF

суздель (с ударением на последний слог) раз

Соня знает песню про Гугу.
папа Сони тоже знает песню про Гугу, которая, вероятно, съела того, Кто Сидел в Траве. пробрюшливое жорло Гугу пришла, как великий пригнётыш, чтоб нету больше никого, Сидящего в Большой Суздельской Траве. песню про Гугу папа Сони поёт под гитару, уходя практически в какой-то временами классический скетч Манукяна. папа Сони, поющий про Гугу, — художник Майоров.
мама Сони умеет рисовать животное Белёк. у животного Белёк большая голова и маленькой хвостик. хорошо, что в Суздели не бывает похмелья, иначе мне бы пришлось говорить, что я не китёнок, у которого не болит только маленький хвостик, а животное Белёк, с теми же свойствами. мама Сони — прекрасная Елена.
Соня - это белокурая бестия, потрошащая рюкзаки, и крайне редко применяющая ультразвук, только если покусали комары, а мама не рисует животное Белёк под песню про Великую Гугу.
просто я тут дома нашла крышку от сониной бутылки, которую крышку все эти прекрасные люди забыли, уезжая вчера утром домой.
а котик Чуча Хламкина нюхает плюшевых животных, которыми кидалась вчера ещё утром Соня. я, кажется, скучаю.

у Елены через выходные день рождения. будем петь и танцевать у костра, а Соню я буду носить на плечах у костра, по поляне, справа от монастыря, на холме. полная будет, кстати, луна.
а Гугу? ну, Гугу.
появится и уйдёт.